----------------------------------------------------------------------------
     Франческо Петрарка. Лирика. Автобиографическая проза.
     М., "Правда", 1989
     OCR Бычков М.Н.
----------------------------------------------------------------------------





                           Перевод с итальянского

                           На жизнь Мадонны Лауры

     I. "В собранье песен, верных юной страсти..." Перевод Е. Солоновича
     II. "Я поступал ему наперекор..." Перевод Е. Солоновича
     III. "Был день, в который, по Творце вселенной..." Перевод Вяч. Иванова
     IV. "Кто мирозданье создал, показав..." Перевод Е. Солоновича
     V. " Когда возжаждав отличиться много..." Перевод Е. Витковского
     VI. " Настолько безрассуден мой порыв..." Перевод Е. Солоновича
     VII. "Обжорство, леность мысли, праздный пух..." Перевод Е. Солоновича
     VIII. " Среди холмов зеленых, где сначала..." Перевод В. Микушевича
     IX. "Когда часы делящая планета..." Перевод Е. Солоновича
     X. "Колонна благородная, залог..." Перевод Е. Солоновича
     XII. "Коль жизнь моя настолько терпелива..." Перевод Е. Солоновича
     ХIII. "Когда в ее обличии проходит..." Перевод Вяч. Иванова
     XV. "Я шаг шагну - и оглянусь назад..." Перевод Вяч. Иванова
     XVI. "Пустился в путь седой как лунь старик..." Перевод Е. Солоновича
     XVII. "Вздыхаю, словно шелестит листвой..."...................  Перевод
Е. Солоновича
     XVIII. "Я в мыслях там, откуда свет исходит..." Перевод Е. Солоновича
     XIX. "Есть существа, которые глядят..." Перевод Е. Солоновича
     XX. "О вашей красоте в стихах молчу..." Перевод Е. Солоновича
     XXI. "Не раз, моя врагиня дорогая..." Перевод Е. Солоновича
     XXIV. "Когда бы мне листвою горделивой..." Перевод В. Микушевича
     XXV. "Амур скорбел - и ничего другого..." Перевод Е. Солоновича
     XXVI. "Я счастлив больше, чем гребцы челна..." Перевод Е. Солоновича
     XXVII. "Благой король, на чьем челе корона..." Перевод Е. Витковского
     XXXI. "Высокая душа, что свой уход..." Перевод А. Эфроса
     ХХХII. "Чем ближе мой последний, смертный час..." Перевод Е. Солоновича
     XXXIII. "Уже заря румянила восток..." Перевод Е. Солоновича
     XXXIV. "Коль скоро, Аполлон, прекрасный пыл..." Перевод Е. Солоновича
     XXXV. "Задумчивый, медлительный, шагаю..." Перевод Ю. Верховского
     XXXVI. "Поверить бы, что смерть меня спасет..." Перевод Е. Солоновича
     XXXVIII. "Нет, Орсо, не рекам, бегущим с гор..." Перевод Е. Солоновича
     XXXIX. "Меня страшит немилосердный взгляд..." Перевод Е. Солоновича
     XL. "Когда Амур иль Смерть в средине слова..." Перевод З. Морозкиной
     XLI. "Когда из рощи Дафна прочь уйдет..." Перевод Е. Витковского
     XLII. "Но стоит улыбнуться ей, нежданно..." Перевод Е. Витковского
     XLIII "Латоны сын с небесного балкона..." Перевод Е. Солоновича
     XLIV. "Кто, проявив неумолимый нрав..." Перевод Е. Солоновича
     XLV. "Мой постоянный недоброжелатель..." Перевод Е. Солоновича
     XLVI. "И золото, и жемчуг, и лилеи..." Перевод Е. Солоновича
     XLVII. "Я чувствовал - оправданна тревога..." Перевод Е. Солоновича
     XLVIII. "Огню огонь предела не положит..." Перевод Е. Солоновича
     XLIX. "По мере сил тебя предостеречь..." Перевод Е. Солоновича
     LI. "Когда б моим я солнцем был пригрет..." Перевод В. Левика
     LVI. "Отсрочив милосердную отраду..." Перевод В. Микушевича
     LVII. "Мгновенья счастья на подъем ленивы..." Перевод Вяч. Иванова
     LVIII. "На первый дар, синьор мой, отдохнуть..." Перевод З. Морозкиной
     LX. "Мой слабый дар в тени своих ветвей..." Перевод З. Морозкиной
     LXI. "Благословен день, месяц, лето, час..." Перевод Вяч. Иванова
     LXII. "Бессмысленно теряя дни за днями..." Перевод Е. Солоновича
     LXIV. "Когда являя знаки нетерпенья..." Перевод А. Эфроса
     LXV. "Я не был к нападению готов..." Перевод Е. Солоновича
     LXVII. "Завидев левый брег в Тирренском море..." Перевод В. Микушевича
     LXVIII. "Священный город ваш, любезный Богу..." Перевод Е. Солоновича
     LXIX. "Я понимал, Амур, - любовь сильней..." Перевод Е. Солоновича
     LXXIV. "Я изнемог от безответных дум..." Перевод Вяч. Иванова
     LXXV. "Язвительны прекрасных глаз лучи..." Перевод Вяч. Иванова
     LXXVI. "Амур, прибегнув к льстивому обману..." Перевод Е. Солоновича
     LXXVII. "Меж созданных великим Поликлетом..." Перевод В. Левика
     LXXVIII. "Когда, восторгом движимый моим..." Перевод В. Левика
     LXXIX. "Когда любви четырнадцатый год..." Перевод Е. Солоновича
     LXXXI. "Устав под старым бременем вины..." Перевод В. Левика
     LXXXII. "Моей любви усталость не грозила..." Перевод Е. Солоновича
     LXXXIII. "Пока седыми сплошь виски не станут..." Перевод Е. Солоновича
     LXXXIV.  "Глаза!  В  слезах  излейте  грех  любовный..."   Перевод   В.
Микушевича
     LXXXV. "Всегда любил, теперь люблю душою..." Перевод Ю. Верховского
     LXXXVI. "О эта злополучная бойница!.." Перевод Е. Солоновича
     LXXXVII. "Отправив только что стрелу в полет..." Перевод Е. Солоновича
     LXXXVIII.  "Со  мной  надежда  все  играет  в  прятки..."  Перевод   Е.
Солоновича
     LXXXIX. "Я после долгих лет бежал из плена..." Перевод Е. Солоновича
     ХС. "В колечки золотые ветерок..." Перевод Е. Солоновича
     XCI. "Красавица, избранная тобою..." Перевод Ю. Верховского
     XCII. "Рыдайте, дамы. Пусть Амур заплачет..." Перевод Е. Солоновича
     XCIII. "- Пиши, - Амур не раз повелевал..." Перевод Е. Солоновича
     XCIV. "Едва допущен в сердце пылким зреньем..." Перевод В. Микушевича
     XCV. "Когда бы чувства, полнящие грудь..." Перевод Е. Солоновича
     XCVI. "Я так устал без устали вздыхать..." Перевод Е. Солоновича
     XCVII. " О высший дар, бесценная свобода..." Перевод Е. Солоновича
     XCVIII. "Любезный Орсо, вашего коня..." Перевод З. Морозкиной
     XCIX. " Надежды лгут, и, в торжестве обмана..." Перевод Е. Солоновича
     С. "И то окно светила моего..." Перевод Е. Солоновича
     CI. "Увы, любого ждет урочный час..." Перевод Е. Солоновича
     CII. "Когда поднес, решившись на измену..." Перевод Е. Солоновича
     CIII. "Успеха Ганнибал, победе рад..." Перевод Е. Солоновича
     CIV. "Пандольфо, и в неопытные лета..." Перевод Е. Солоновича
     CVII. "От этих глаз давно бежать бы прочь..." Перевод Е. Солоновича
     CVIII. "Благое место, где в один из дней..." Перевод Е. Солоновича
     CIX. "Предательскою страстью истомленный..." Перевод Е. Солоновича
     СХ. "Опять я шел, куда мой бог-гонитель..." Перевод Вяч. Иванова
     CXI. "Та, чьей улыбкой жизнь моя светла..." Перевод Вяч. Иванова
     CXII. "Сеннуччо, хочешь, я тебе открою..." Перевод Е. Солоновича
     CXIII. "Итак, Сеннуччо, лишь наполовину..." Перевод Е. Солоновича
     CXIV. "Безбожный Вавилон, откуда скрылось..." Перевод Ю. Верховского
     CXV. "Чиста, как лучезарное светило..." Перевод В. Левика
     CXVI. "Неизъяснимой негою томим..." Перевод Е. Солоновича
     CXVII. "Когда б скала, замкнувшая долину..." Перевод Ю. Верховского
     CXVIII. "Вот и шестнадцатый свершился год..." Перевод Е. Солоновича
     СХХ. "Узнав из ваших полных скорби строк..." Перевод Е. Солоновича
     CXXII. "Семнадцать лет, вращаясь, небосвод..." Перевод В. Левика
     CXXIII. " Внезапную ту бледность, что за миг..." Перевод Вяч. Иванова
     CXXIV. "Амур, судьба, ум, что презрел сурово..." Перевод Ю. Верховского
     СХХХ. "Нет к милости путей. Глуха преграда..." Перевод З. Морозкиной
     CXXXI. "О, если бы так сладостно и ново..." Перевод В. Левика
     CXXXII. "Коль не любовь сей жар, какой недуг..." Перевод Вяч. Иванова
     CXXXIII. " Я выставлен Амуром для обстрела..." Перевод З. Морозкиной
     CXXXIV. "Мне мира нет, - и брани не подъемлю..." Перевод Вяч. Иванова
     CXXXVI. "Что  ж,  в  том  же  духе  продолжай,  покуда..."  Перевод  Е.
Солоновича
     CXXXVII.  "В  мех  скряга  Вавилон  так  вбил  громаду..."  Перевод  Ю.
Верховского
     CXXXVIII. "Исток страданий, ярости притон..." Перевод Ю. Верховского
     CXXXIX. "Когда желанье расправляет крылья..." Перевод З. Морозкиной
     CXL. "Амур, что правит мыслями и снами..." Перевод З. Морозкиной
     CXLI. "Как в чей-то глаз, прервав игривый лет..." Перевод В. Левика
     CXLIII. "Призыв Амура верно вами понят..." Перевод Е. Солоновича
     CXLIV. "И солнце при безоблачной погоде..." Перевод Е. Солоновича
     CXLV. "И там, где никогда не тает снег..." Перевод Е. Солоновича
     CXLVI. "О чистая душа, пред кем в долгу..." Перевод Е. Солоновича
     CXLVII. "Я Страстью взнуздан, но жестокость шпоры..." Перевод А. Эппеля
     CXLVIII. "Тибр, Герм, По, Адидж, Вар, Алфей, Гаронна. Перевод А. Эппеля
     CL. "Душа, что деешь, мыслишь? Будет с нами..." Перевод Ю. Верховского
     CLI. "Так не бежит от бури мореход..." Перевод В. Левика
     CLII. "О смирный зверь с тигриною повадкой..." Перевод А. Эппеля
     CLIII. "Горячий вздох, ступай к твердыне-сердцу..." Перевод А. Эппеля
     CLIV. "Сонм светлый звезд и всякое начало..." Перевод Вяч. Иванова
     CLV. "Юпитер разъяренно. Цезарь властно..." Перевод А. Эппеля
     CLVI. "Я лицезрел небесную печаль..." Перевод Вяч. Иванова
     CLVII. "Тот жгучий день, в дупле отпечатленный..." Перевод Вяч. Иванова
     CLVIII. "Куда ни брошу безутешный взгляд..." Перевод Е. Солоновича
     CLIX. "Ее творя, какой прообраз вечный " Перевод Вяч. Иванова
     CLX. "Амур и я - мы оба каждый раз..." Перевод Е. Солоновича
     CLXI. "О шаг бесцельный, о расчет заочный..." Перевод А. Эппеля
     CLXII. "Блаженные и радостные травы..." Перевод А. Эппеля
     CLXIII. "Амур, любовь несчастного пытая..." Перевод Е. Солоновича
     CLXIV. "Земля и небо - в безмятежном сне..." Перевод Е. Солоновича
     CLXV. "Она ступает мягко на траву..." Перевод Е. Солоновича
     CLXVI. "Быть верным бы пещере Аполлона..." Перевод Ю. Верховского
     CLXVII. "Когда она, глаза полузакрыв..." Перевод Е. Солоновича
     CLXVIII. "Амур приносит радостную весть..." Перевод Е. Солоновича
     CLXIX. "Лелея мысль, что гонит одиноко..." Перевод В. Солоновича
     CLXX. "Перед чертами добрыми в долгу..." Перевод Е. Солоновича
     CLXXI. "В прекрасные убийственные руки..." Перевод Е. Солоновича
     CLXXII. "О Зависть, о коварное начало..." Перевод Е. Солоновича
     CLXXIII. "На солнца чудотворных глаз взираю..." Перевод А. Эппеля
     CLXXIV. "Жестокая звезда - недобрый знак..." Перевод Е. Солоновича
     CLXXV. "Лишь вспомню миг сей или сень предела..." Перевод А. Эппеля
     CLXXVI. "Глухой тропой, дубравой непробудной..." Перевод Вяч. Иванова
     CLXXVII. "Являл за переправой переправу..." Перевод Е. Солоновича
     CLXXVIII. "Мне шпоры даст  -  и  тут  же  повод  тянет..."  Перевод  Е.
Солоновича
     CLXXIX. "Да, Джери, и ко мне жесток подчас..." Перевод Е. Солоновича
     CLXXX. "Ты можешь, По, подняв на гребне вала..." Перевод Е. Солоновича
     CLXXXI. "Амур меж трав тончайшие тенета..." Перевод А. Эппеля
     CLXXXII. "Сердца влюбленных с беспощадной силой..." Перевод А. Ревича
     CLXXXIII. "Но если поражен я нежным оком..." Перевод А. Ревича
     CLXXXIV. "Амур, природа, вкупе со смиренной..." Перевод А. Ревича
     CLXXXV. "Вот птица Феникс в перьях из огня... Перевод А. Ревича
     CLXXXVI. "Когда б Гомер великий и Вергилий..." Перевод А. Ревича
     CLXXXVII. "Пред ним Ахилла гордого гробница..." Перевод Е. Солоновича
     CLXXXVIII. "О солнце, ты и в стужу светишь нам..." Перевод А. Ревича
     CLXXXDC: "Забвенья груз влача в промозглый мрак..." Перевод А. Ревича
     СХС. "Лань белая на зелени лугов..." Перевод Вяч. Иванова
     CXCI. "Свет вечной жизни - лицезренье Бога..." Перевод А. Ревича
     CXCII. "Амур, вот светоч славы яснолицей..." Перевод А. Ревича
     CXCIII. "Вкушает пищу разум мой такую..." Перевод А. Ревича
     CXCIV. "Любимого дыханья благодать..." Перевод А. Ревича
     CXCV. "Года идут. Я все бледнее цветом..." Перевод Е. Солоновича
     CXCVI. "В листве зеленой шелестит весна..." Перевод А. Ревича
     CXCVII. "Дохнул в лицо прохладой лавр прекрасный..." Перевод А. Ревича
     CXCVIII. "Колеблет ветер, солнце освещает..." Перевод А. Ревича
     CXCIX. "Прекрасная рука! Разжалась ты..." Перевод Вяч. Иванова
     СС. "О эта обнаженная рука..." Перевод А. Ревича
     CCI. "Судьба смягчилась, наградив меня..." Перевод А. Ревича
     CCII. "Из недр прозрачных дива ледяного..." Перевод А. Ревича
     CCIII. "Но я горю огнем на самом деле..." Перевод А. Ревича
     CCIV. "Душа моя, которая готова..." Перевод А. Ревича
     CCV. "Как сладки примиренье и разлад..." Перевод А. Ревича
     CCVIII. "С альпийских круч ты устремляешь воды..." Перевод А. Ревича
     CCIX. "Холмы, где я расстался сам с собою..." Перевод Ю. Верховского
     ССХ. "От Эбро и до гангского истока..." Перевод А. Ревича
     CCXI. "Хлысту любви я должен покориться..." Перевод А. Ревича
     CCXII. "Во сне я счастлив, радуюсь тоске..." Перевод А. Ревича
     CCXIII. "Такой небесный дар - столь редкий случай..." Перевод А. Ревича
     CCXV.  "При  благородстве  крови  -  скромность  эта..."   Перевод   Е.
Солоновича
     CCXVI.  "Весь  день  в  слезах,  ночь  посвящая  плачу..."  Перевод  Ю.
Верховского
     CCXVII. "Я верил в строки, полные огня..." Перевод Е. Солоновича
     CCXVIII. "Меж стройных жен, сияющих красою..." Перевод Ю. Верховского
     CCXIX. "Щебечут птицы, плачет соловей..." Перевод В. Левика
     ССХХ. "Земная ль жила золото дала..." Перевод Вяч. Иванова
     CCXXI. "Какое наважденье, чей увет..." Перевод Е. Солоновича
     CCXXII. "О донны, почему, сходясь в часы бесед..." Перевод А. Ревича
     CCXXIII. "Когда златую колесницу в море..." Перевод Вяч. Иванова
     CCXXIV. "О, если сердце и любовь верны..." Перевод З. Морозкиной
     CCXXV.  "Двенадцать  звезд,  двенадцать  светлых  жен..."  Перевод   З.
Морозкиной
     CCXXVI. "Единственный на крыше воробей..." Перевод Е. Солоновича
     CCXXVII. "Как распускает вьющиеся косы..." Перевод З. Морозкиной
     CCXXVIII. "Амур десницей грудь мою рассек..." Перевод З. Морозкиной
     CCXXIX. "Я пел, теперь я плачу, но едва ли..." Перевод З. Морозкиной
     ССХХХ. "Я прежде плакал, а теперь пою..." Перевод З. Морозкиной
     CCXXXI. " Я жил, довольный жребием своим..." Перевод З. Морозкиной
     CCXXXII. "Был македонский вождь непобедим...". Перевод Е. Солоновича
     CCXXXIII. "Себе на счастье видел я светило..." Перевод С. Ошерова
     CCXXXIV. "Приют страданий, скромный мой покой..." Перевод Е. Солоновича
     CCXXXV. "Увы, Амур меня неволит снова..." Перевод Е. Солоновича
     CCXXXVI. "Амур, я грешен, но для оправданья...". Перевод С. Ошерова
     CCXXXVIII. "Все сочеталось в нем: высокий гений..." Перевод С. Ошерова
     CCXL. "Молю Амура снова я и снова..." Перевод С. Ошерова
     CCXLI. "Мой господин, чей власти необорной..." Перевод С. Ошерова
     CCXLII. "Взгляни на этот холм, взгляни вокруг..." Перевод З. Морозкиной
     CCXLIII. "Здесь, на холме, где зелень рощ светла..." Перевод С. Ошерова
     CCXLIV. "Я сам в беде и злейших бедствий жду..." Перевод С. Ошерова
     CCXLV. "Позавчера на первом утре мая..." Перевод З. Морозкиной
     CCXLVI. "Смотрю на лавр вблизи или вдали..." Перевод Е. Солоновича
     CCXLVII. "Возможно, скажут мне, что, славя ту..." Перевод Е. Солоновича
     CCXLVIII. "Нельзя  представить,  сколь  щедра  Природа..."  Перевод  Е.
Солоновича
     CCXLIX. "Я вспомню этот день - и цепенею..." Перевод А. Парина
     CCL. "В разлуке ликом ангельским давно ли..." Перевод Е. Солоновича
     CCLI. "Сон горестный! Ужасное виденье!.." Перевод Вяч. Иванова
     CCLII. "Смущенный духом, то пою, то плачу..." Перевод А. Парина
     CCLIII. "О сладкий взгляд, о ласковая речь..." Перевод А. Эфроса
     CCLIV. "Я о моей врагине тщетно жду..." Перевод Е. Солоновича
     CCLV. "Любовникам счастливым вечер мил..." Перевод Е. Солоновича
     CCLVI. "О, если бы я мог обрушить гнев..." Перевод А. Ревича
     CCLVII. " Прекрасные черты, предел моих желаний...". Перевод А. Ревича
     CCLVIII. "Искрились ясных глаз живые свечи..." Перевод А. Ревича
     CCLIX. "Всегда желал я жить в уединенье..." Перевод Ю. Верховского
     CCLX. "Мне взор предстал далекою весною...". Перевод Е. Солоновича
     CCLXI. "Той, что мечтает восхищать сердца...". Перевод Е. Солоновича
     CCLXII. " - Жизнь -  это  счастье,  а  утратить  честь..."  Перевод  Е.
Витковского
     CCLXIII. "Высокая награда, древо чести...". Перевод Е. Солоновича

                          На смерть Мадонны Лауры

     CCLXV. "Безжалостное сердце, дикий нрав..." Перевод Е. Солоновича
     CCLXVI. "Синьор, я вечно думаю о Вас..." Перевод Е. Витковского
     CCLXVII.  "Увы,  прекрасный  лик!  Сладчайший  взгляд!.."  Перевод   Ю.
Верховского
     CCLXIX. "Повержен Лавр зеленый. Столп  мой  стройный..."  Перевод  Вяч.
Иванова
     CCLXXI. "Горящий узел, двадцать один год..." Перевод Ю. Верховского
     CCLXXII. "Уходит жизнь - уж так заведено..." Перевод Е. Солоновича
     CCLXXIII. "Зачем, зачем даешь себя увлечь..." Перевод Е. Солоновича
     CCLXXIV. "Покоя дайте мне, вы, думы злые...". Перевод Ю. Верховского
     CCLXXV. "Глаза мои! -  зашло  то  солнце,  за  которым..."  Перевод  Н.
Матвеевой
     CCLXXVI.  "Лишь  образ  чистый,  ангельский  мгновенно..."  Перевод  Ю.
Верховского
     CCLXXVII. "Коль скоро бог любви былой завет. Перевод Е. Солоновича
     CCLXXVIII. "Она во цвете жизни пребывала..." Перевод Е. Солоновича
     CCLXXIX. "Поют ли жалобно лесные птицы..." Перевод Вяч. Иванова
     CCLXXX. "Не знаю края, где бы столь же ясно...". Перевод Е. Солоновича
     CCLXXXI. "Как часто от людей себя скрываю..." Перевод Ю. Верховского
     CCLXXXII. "Ты смотришь на меня из темноты..." Перевод Е. Солоновича
     CCLXXXIII. "Ты красок лик невиданный лишила...". Перевод Е. Солоновича
     CCLXXXIV. "Столь  краток  миг,  и  дума  столь  быстра..."  Перевод  Е.
Солоновича
     CCLXXXV. "Не слышал сын от матери родной..." Перевод Вяч. Иванова
     CCLXXXVI. "Коль скоро вздохов теплую волну..." Перевод Е. Солоновича
     CCLXXXVII. "Сеннуччо мой! Страдая одиноко..." Перевод Ю. Верховского
     CCLXXXVIII.  "Моих  здесь  воздух  полон  воздыханий..."   Перевод   Ю.
Верховского
     CCLXXXIX. "Свой пламенник, прекрасней и ясней..." Перевод Вяч. Иванова
     ССХС. "Как странен свет! Я нынче восхищен..." Перевод Ю. Верховского
     CCXCI. "На землю златокудрая Аврора..." Перевод Е. Солоновича
     ССХСII. "Я припадал к ее стопам в стихах...". Перевод Е. Солоновича
     ССХСIII. "Коль  скоро  я  предвидеть  был  бы  в  силе..."  Перевод  Е.
Солоновича
     CCXCIV. "Она жила во мне, она была жива..." Перевод А. Ревича
     CCXCV. "Что делать с мыслями? Бывало, всякий раз..." Перевод А. Ревича
     CCXCVI. "Я прежде склонен был во всем себя винить..." Перевод А. Ревича
     CCXCVII. "В ней добродетель слиться с красотою...". Перевод А. Эфрон
     CCXCVIII. "Оглядываюсь на года былого...". Перевод Ю. Верховского
     ССХСIХ. "Где ясное лицо, чей взгляд мне  был  приказом?.."  Перевод  А.
Ревича
     ССС. "Завидую тебе, могильный прах..." Перевод А. Эфроса
     CCCI. "Дол, полный звуков пеней повторенных..." Перевод Ю. Верховского
     CCCII. "Восхитила мой дух за грань вселенной...". Перевод Вяч. Иванова
     CCCIII. "Амур, что был со мною неразлучен...". Перевод Е. Солоновича
     CCCIV. "Когда любовь, как червь, точила ум..." Перевод А. Парина
     CCCV. "Душа, покинувшая облаченье..." Перевод А. Парина
     CCCVI. "Светило, что направило мой шаг..." Перевод А. Парина
     CCCVII. "Я уповал на быстрые крыла..." Перевод Е. Солоновича
     CCCVIII. "Той, для которой Соргу перед Арно..." Перевод Е. Солоновича
     CCCIX. "Лишь ненадолго небо подарило...". Перевод Е. Солоновича
     СССХ. "Опять зефир подул - и потеплело..." Перевод Е. Солоновича
     CCCXI. "О чем так сладко плачет соловей..." Перевод Вяч. Иванова
     CCCXII. "Ни ясных звезд блуждающие станы...". Перевод Вяч. Иванова
     CCCXIII. "О ней писал и плакал я, сгорая..." Перевод А. Эфрон
     CCCXIV.  "Душа,  свой  путь  утрат  ты   предвещала...".   Перевод   Ю.
Верховского
     CCCXV. "Преполовилась жизнь. Огней немного...". Перевод Вяч. Иванова
     CCCXVI. "Я гнал войну, я бредил скорой встречей..." Перевод А. Парина
     CCCXVII. "Амур меня до тихого причала..." Перевод А. Эфрон
     CCCXVIII. "Когда судьба растенье сотрясла..." Перевод Е. Солоновича
     CCCXIX. "Промчались дни мои быстрее лани..." Перевод Е. Солоновича
     СССХХ.  "Как  встарь,  зефир  над  нежными   холмами..."   Перевод   Ю.
Верховского
     CCCXXI. "Тут не гнездо ли Феникса живого?.." Перевод Ю. Верховского
     CCCXXII. "Нет, не читать без судорог ума..." Перевод А. Ларина
     CCCXXVI. "Теперь жестокой дерзости твоей..." Перевод Е. Солоновича
     CCCXXVII. "Дыханье лавра, свежесть, аромат..." Перевод В. Левика
     CCCXXVIII. "Последний день - веселых помню мало..." Перевод В. Левика
     СССХХIХ. "О час, о миг последнего свиданья..." Перевод Е. Солоновича
     СССХХХ.  "Прекрасный  взор  мне  говорил,   казалось..."   Перевод   Е.
Солоновича
     CCCXXXIII. "Идите к камню, жалобные строки..." Перевод А. Эфрон
     CCCXXXIV. "Коль верности награда суждена...". Перевод З. Морозкиной
     CCCXXXV. "Средь тысяч женщин лишь одна была...". Перевод Е. Витковского
     CCCXXXVI. "Я мыслию лелею непрестанной..." Перевод Вяч. Иванова
     CCCXXXVII. "Мой лавр любимый, ты, с кем  не  сравнится..."  Перевод  Е.
Солоновича
     CCCXXXVIII. "Ты погасила, Смерть, мое светило..." Перевод В. Левика
     СССХХХIХ. "С тех  пор  как  небо  мне  глаза  раскрыло..."  Перевод  З.
Морозкиной
     CCCXL. "Мой драгоценный, нежный мой оплот...". Перевод Е. Солоновича
     CCCXLI. "Чья доброта на небо вознесла...". Перевод Е. Солоновича
     CCCXLII. "Питаю сердце тем, чего довольно..." Перевод З. Морозкиной
     CCCXLIII. "Ни взгляда, ни лица, ни золотого..." Перевод З. Морозкиной
     CCCXLIV.  "Быть  может,  сладкой  радостью  когда-то..."   Перевод   Е.
Солоновича
     CCCXLV. "Любовь и скорбь - двойная эта сила..." Перевод Е. Солоновича
     CCCXLVI. "Когда она почила в Боге, встретил..." Перевод Вяч. Иванова
     CCCXLVII. "О Госпожа, с началом всех начал..." Перевод З. Морозкиной
     CCCXLVIII. "От облика, от самых ясных глаз..." Перевод З. Морозкиной
     CCCXLIX. "Я поминутно, мнится мне, внемлю..." Перевод Ю. Верховского
     CCCL. "Богатство наше, хрупкое как сон..." Перевод Е. Солоновича
     CCCLI. "Суровость неги, мягкость отклоненья..." Перевод Ю. Верховского
     CCCLII. "Блаженный дух, ко мне, средь дум своих..." Перевод А. Эфроса
     CCCLIII. "Пичужка, ты поешь ли, улетая..." Перевод Ю. Верховского
     CCCLIV. "Амур, благое дело соверши..." Перевод Е. Солоновича
     CCCLV. "О время, ты в стремительном полете..." Перевод Е. Солоновича
     CCCLVI. "В мой угол аура веет - и впиваю...". Перевод Ю. Верховского
     CCCLVII. "Мне каждый день - длинней тысячелетий...". Перевод А. Парина
     CCCLVIII. "От смерти горьким сладкий лик не стал..." Перевод А. Парина
     CCCLXI. "Глас моего твердит мне отраженья..." Перевод Ю. Верховского
     CCCLXVII. "На крыльях  мысли  возношусь  -  и  что  же..."  Перевод  Е.
Солоновича
     CCCLXIII.  "Смерть  погасила  солнце.  Легче   глазу..."   Перевод   З.
Морозкиной
     CCCLXIV. "Лет трижды семь повинен был гореть я..." Перевод Вяч. Иванова
     CCCLXV. "В слезах былые времена кляну..." Перевод Е. Солоновича

              Избранные канцоны, секстины, баллады и мадригалы
                           Перевод Е. Солоновича

     XI. "Ни вечерами, ни в полдневный час..."
     XIV. " Когда стремлю тебя, несчастный взгляд..."
     XXII. "Когда приходит новый день на землю..."
     XXIII. "Зари моей безоблачную пору...".
     XXX. "Она предстала мне под сенью лавра..."
     L. "В ту пору дня, когда небесный свод..."
     LII. "Плескаясь в ледяных волнах, Диана..."
     LIII. "О благородный дух, наставник плоти..."
     LIV. "Был знак Амура на ее челе..."
     LV. "Я был уверен, что остыли чувства..."
     LXVI. "Промозглый воздух и густые тучи..."
     LXX. "На что еще осталось уповать..."
     LXXX. "Кто предпочел другим дорогам в жизни..."
     CVI. "На легких крыльях чудо-ангелица..."
     CXXI. "Смотри, Амур, красавица младая..."
     CXXV. "Когда бы удалось..."
     CXXVI. "Прохладных волн кристалл...".
     CXXVII. "Куда меня торопит бог любви..."
     CXXVIII. "Италия моя, судьбе коварной..."
     CXXLX. "От мысли к мысли, от горы к другой..."
     CXXXV. "Особенной должна..."
     CXIII. "Под сень благую, под густые листья..."
     CCXXXVII. " Не столь морскими существами волны..."
     CCLXVII. "Как быть, Амур? Печали нет предела..."
     CCCXXXI. "Бывало, дней моих живой родник..."
     CCCXXXII. "Удел счастливый мой, пора блаженства..."
     CCCLIX. "Когда мой нежный, верный мой оплот..."


                           На жизнь мадонны Лауры



                   В собранье песен, верных юной страсти,
                   Щемящий отзвук вздохов не угас
                   С тех пор, как я ошибся в первый раз,
                   Не ведая своей грядущей части.

                   У тщетных грез и тщетных мук во власти,
                   Мой голос прерывается подчас,
                   За что прошу не о прощенье вас,
                   Влюбленные, а только об участье.

                   Ведь то, что надо мной смеялся всяк,
                   Не значило, что судьи слишком строги:
                   Я вижу нынче сам, что был смешон.

                   И за былую жажду тщетных благ
                   Казню теперь себя, поняв в итоге,
                   Что радости мирские - краткий сон.




                     Я поступал ему наперекор,
                     И все до неких пор сходило гладко,
                     Но вновь Амур прицелился украдкой,
                     Чтоб отомстить сполна за свой позор.

                     Я снова чаял дать ему отпор,
                     Вложив в борьбу все силы без остатка,
                     Но стрелы разговаривают кратко,
                     Тем более что он стрелял в упор.

                     Я даже не успел загородиться,
                     В мгновенье ока взятый на прицел,
                     Когда ничто грозы не предвещало,

                     Иль на вершине разума укрыться
                     От злой беды, о чем потом жалел,
                     Но в сожаленьях поздних проку мало.




                    Был день, в который, по Творце вселенной
                    Скорбя, померкло Солнце... Луч огня
                    Из ваших глаз врасплох настиг меня:
                    О госпожа, я стал их узник пленный!

                    Гадал ли я, чтоб в оный день священный
                    Была потребна крепкая броня
                    От нежных стрел? что скорбь страстного дня
                    С тех пор в душе пребудет неизменной?

                    Был рад стрелок! Открыл чрез ясный взгляд
                    Я к сердцу дверь - беспечен, безоружен...
                    Ах! ныне слезы лью из этих врат.

                    Но честь ли богу - влить мне в жилы яд,
                    Когда, казалось, панцирь был ненужен? -
                    Вам - под фатой таить железо лат?




                    Кто мирозданье создал, показав,
                    Что замысел творца не знал изъяна,
                    Кто воплотил в планетах мудрость плана,
                    Добро одних над злом других подняв;

                    Кто верный смысл ветхозаветных глав
                    Извлек из долголетнего тумана
                    И рыбаков Петра и Иоанна
                    На небе поместил, к себе призвав, -

                    Рождением не Рим, но Иудею
                    Почтил, затем что с самого начала
                    Смиренье ставил во главу угла,

                    И ныне городку, каких немало,
                    Дал солнце - ту, что красотой своею
                    Родному краю славу принесла.




                     Когда, возжаждав отличиться много,
                     Я ваше имя робко назову -
                     ХваЛА божественная наяву
                     Возносится от первого же слога.

                     Но некий голос Умеряет строго
                     Мою РЕшимость, как по волшебству:
                     Вассалом сТАть земному божеству-
                     Не для тебя подобная дорога.

                     Так будь просЛАвлен, несравненный лик,
                     Услышь, к тебе с хвалою восхищенной,
                     Как все кругом, стРЕмлюсь я каждый миг,

                     Ведь Апполон не менее велик,
                     Когда его листве вечнозеленой
                     Хвалу досТАвит дерзостный язык.




                    Настолько безрассуден мой порыв,
                    Порыв безумца, следовать упорно
                    За той, что впереди летит проворно,
                    В любовный плен, как я, не угодив, -

                    Что чем настойчивее мой призыв:
                    "Оставь ее!" - тем более тлетворна
                    Слепая страсть, поводьям не покорна,
                    Тем более желаний конь строптив.

                    И, вырвав у меня ремянный повод,
                    Он мчит меня, лишив последней воли,
                    Туда, где лавр над пропастью царит,

                    Отведать мне предоставляя повод
                    Незрелый плод, что прибавляет боли
                    Скорей, чем раны жгучие целит.




                     Обжорство, леность мысли, праздный пух
                     Погубят в людях доброе начало:
                     На свете добродетелей не стало,
                     И голосу природы смертный глух.

                     На небе свет благих светил потух -
                     И жизнь былую форму потеряла,
                     И среди нас на удивленье мало
                     Таких, в ком песен не скудеет дух.

                     "Мечтать о лавре? Мирту поклоняться?
                     От Философии протянешь ноги!" -
                     Стяжателей не умолкает хор.

                     С тобой, мой друг, не многим по дороге:
                     Тем паче должен ты стези держаться
                     Достойной, как держался до сих пор.




                     Среди холмов зеленых, где сначала
                     Облечена была земною тканью
                     Красавица, чтоб к новому страданью
                     Она того, кто шлет нас, пробуждала,

                     Свобода наша прежняя блуждала,
                     Как будто можно вольному созданью
                     Везде бывать по своему желанью
                     И нет силков, нет гибельного жала:

                     Однако в нашей нынешней неволе,
                     Когда невзгоды наши столь суровы,
                     Что гибель неизбежна в нашей доле,

                     Утешиться мы, бедные, готовы:
                     Тот, кто поймал доверчивых дотоле,
                     Влачит наитягчайшие оковы.




                      Когда часы делящая планета
                      Вновь обретает общество Тельца,
                      Природа видом радует сердца,
                      Сияньем огненных рогов согрета.

                      И холм и дол - цветами все одето,
                      Звенят листвою свежей деревца,
                      Но и в земле, где ночи нет конца,
                      Такое зреет лакомство, как это.

                      В тепле творящем польза для плода.
                      Так, если солнца моего земного
                      Глаза-лучи ко мне обращены,

                      Что ни порыв любовный, что ни слово-
                      То ими рождено, но никогда
                      При этом я не чувствую весны.



                    Колонна благородная, залог
                    Мечтаний наших, столп латинской чести,
                    Кого Юпитер силой грозной мести
                    С достойного пути столкнуть не смог,

                    Дворцов не знает этот уголок,
                    И нет театра в этом тихом месте,
                    Где радостно спускаться с Музой вместе
                    И подниматься на крутой отрог.

                    Все здесь над миром возвышает разум,
                    И соловей, что чуткий слух пленяет,
                    Встречая пеньем жалобным рассвет,

                    Любовной думой сердце наполняет;
                    Но здешние красоты меркнут разом,
                    Как вспомню, что тебя меж нами нет.




                     Коль жизнь моя настолько терпелива
                     Пребудет под напором тяжких бед,
                     Что я увижу вас на склоне лет:
                     Померкли очи, ясные на диво,

                     И золотого нет в кудрях отлива,
                     И нет венков, и ярких платьев нет,
                     И лик игрою красок не согрет,
                     Что вынуждал меня роптать пугливо, -

                     Тогда, быть может, страх былой гоня,
                     Я расскажу вам, как, лишен свободы,
                     Я изнывал все больше день от дня,

                     И если к чувствам беспощадны годы,
                     Хотя бы вздохи поздние меня
                     Пускай вознаградят за все невзгоды.




                     Когда в ее обличии проходит
                     Сама Любовь меж сверстниц молодых,
                     Растет мой жар, - чем ярче жен других
                     Она красой победной превосходит.

                     Мечта, тот миг благословляя, бродит
                     Близ мест, где цвел эдем очей моих.
                     Душе скажу: "Блаженство встреч таких
                     Достойною ль, душа, тебя находит?

                     Влюбленных дум полет предначертан
                     К Верховному, ея внушеньем, Благу.
                     Чувств низменных - тебе ль ласкать обман?

                     Она идти к пределу горних стран
                     Прямой стезей дала тебе отвагу:
                     Надейся ж, верь и пей живую влагу".




                    Я шаг шагну - и оглянусь назад.
                    И ветерок из милого предела
                    Напутственный ловлю... И ношу тела
                    Влачу, усталый, дале - рад не рад.

                    Но вспомню вдруг, каких лишен отрад,
                    Как долог путь, как смертного удела
                    Размерен срок, - и вновь бреду несмело,
                    И вот - стою в слезах, потупя взгляд.

                    Порой сомненье мучит: эти члены
                    Как могут жить, с душой разлучены?
                    Она ж - все там! Ей дом - все те же стены!

                    Амур в ответ: "Коль души влюблены,
                    Им нет пространств; земные перемены
                    Что значат им? Они, как ветр, вольны".




                     Пустился в путь седой как лунь старик
                     Из отчих мест, где годы пролетели;
                     Родные удержать его хотели,
                     Но он не знал сомнений в этот миг.

                     К таким дорогам дальним не привык,
                     С трудом влачится он к заветной цели,
                     Превозмогая немощь в древнем теле:
                     Устать устал, но духом не поник.

                     И вот он созерцает образ в Риме
                     Того, пред кем предстать на небесах
                     Мечтает, обретя успокоенье.

                     Так я, не сравнивая вас с другими,
                     Насколько это можно - в их чертах
                     Найти стараюсь ваше отраженье.




                      Вздыхаю, словно шелестит листвой
                      Печальный ветер, слезы льются градом,
                      Когда смотрю на вас печальным взглядом,
                      Из-за которой в мире я чужой.

                      Улыбки вашей видя свет благой,
                      Я не тоскую по иным усладам,
                      И жизнь уже не кажется мне адом,
                      Когда любуюсь вашей красотой.

                      Но стынет кровь, как только вы уйдете,
                      Когда, покинут вашими лучами,
                      Улыбки роковой не вижу я.

                      И, грудь открыв любовными ключами,
                      Душа освобождается от плети,
                      Чтоб следовать за вами, жизнь моя.




                    Я в мыслях там, откуда свет исходит,
                    Земного солнца несказанный свет,
                    Затмившего от взора белый свет, -
                    И сердце в муках пламенных исходит.

                    Отсюда и уверенность исходит,
                    Что близок час, когда покину свет.
                    Бреду сродни утратившему свет,
                    Кто из дому невесть зачем исходит.

                    Но, смерти на челе неся печать,
                    Любовную храню от смерти жажду,
                    И, чтоб людей сочувственному плачу

                    Не обрекать, безмолвия печать
                    Уста мои сомкнула: я не жажду,
                    Чтобы другие знали, как я плачу.




                     Есть существа, которые глядят
                     На солнце прямо, глаз не закрывая;
                     Другие, только к ночи оживая,
                     От света дня оберегают взгляд.

                     И есть еще такие, что летят
                     В огонь, от блеска обезумевая:
                     Несчастных страсть погубит роковая;
                     Себя недаром ставлю с ними в ряд.

                     Красою этой дамы ослепленный,
                     Я в тень не прячусь, лишь ее замечу,
                     Не жажду, чтоб скорее ночь пришла.

                     Слезится взор, однако ей навстречу
                     Я устремляюсь, как завороженный,
                     Чтобы в лучах ее сгореть дотла.




                     О вашей красоте в стихах молчу
                     И, чувствуя глубокое смущенье,
                     Хочу исправить это упущенье
                     И к первой встрече памятью лечу.

                     Но вижу - бремя мне не по плечу,
                     Тут не поможет все мое уменье,
                     И знает, что бессильно, вдохновенье,
                     И я его напрасно горячу.

                     Не раз преисполнялся я отваги,
                     Но звуки из груди не вырывались.
                     Кто я такой, чтоб взмыть в такую высь?

                     Не раз перо я подносил к бумаге,
                     Но и рука, и разум мой сдавались
                     На первом слове. И опять сдались.




                     Не раз, моя врагиня дорогая,
                     Я в знак того, что боя не приму,
                     Вам сердце предлагал, но вы к нему
                     Не снизошли, гордыне потакая.

                     О нем мечтает, может быть, другая,
                     Однако тщетно, не бывать тому:
                     Я не хозяин сердцу своему,
                     Отринутое вами отвергая.

                     Когда оно, отторгнутое мной,
                     Чужое вам, не может быть одно,
                     Равно как предпочесть другие двери,

                     Утратит путь естественный оно,
                     Мне кажется, и этому виной
                     Мы будем оба - правда, в разной мере.




                    Когда бы мне листвою горделивой,
                    Которая для молний под запретом,
                    Днесь был венец дарован, как поэтам,
                    Увенчанным хвалою справедливой,

                    Богинь почтил бы верностью счастливой
                    Я сам, хоть грешный век враждебен в этом,
                    Но мой недуг перечит всем заветам,
                    Запечатленным первою оливой;

                    Не столь горюч песок в пустыне знойной,
                    Небесными расплавленный лучами,
                    Как я в моей печали недостойной:

                    Утрат моих не скрою перед вами:
                    Ищите влаги более спокойной,
                    Чем слезный ток, отравленный очами.




                   Амур скорбел - и ничего другого
                   Не оставалось мне, как плакать с ним,
                   Когда, найдя, что он невыносим,
                   Вы отвернулись от него сурово.

                   Но вот я вижу вашу душу снова
                   На истинном пути, так воздадим
                   Хвалу Тому, кто внял мольбам моим,
                   Кто слышит наше праведное слово.

                   И если, как нарочно, там и тут
                   Вершины или пропасти опять
                   Топтаться вынуждают вас на месте,

                   То лишь затем, чтоб вы могли понять,
                   Не отступая, сколь тернист и крут
                   Подъем, ведущий смертных к высшей чести.




                    Я счастлив больше, чем гребцы челна
                    Разбитого: их шторм загнал на реи -
                    И вдруг земля, все ближе, все яснее,
                    И под ногами наконец она;

                    И узник, если вдруг заменена
                    Свободой петля скользкая на шее,
                    Не больше рад: что быть могло глупее,
                    Чем с повелителем моим война!

                    И вы, певцы красавиц несравненных,
                    Гордитесь тем, кто вновь стихом своим
                    Любовь почтил, - ведь в царствии блаженных

                    Один раскаявшийся больше чтим,
                    Чем девяносто девять совершенных,
                    Быть может, здесь пренебрегавших им.




                     Благой король, на чьем челе корона
                     Наследная, готов громить врага
                     И обломать поганые рога
                     Безжалостным сатрапам Вавилона.

                     И с нетерпеньем ждет родное лоно,
                     Что Божий самый ревностный слуга
                     На тибрские вернется берега,
                     Не претерпевши на пути урона.

                     Не бойся, что тебе готовят ков:
                     Твой нежный агнец истребит волков -
                     Пусть каждый хищник станет осторожен!

                     Так воплоти мечту сегодня в явь
                     И Рим в его надеждах не оставь:
                     Христу во славу мечь достань из ножен!




                     Высокая душа, что свой уход
                     До времени в иную жизнь свершает,
                     Получит сан, какой ей подобает,
                     И в лучшей части неба мир найдет;

                     Мне Марсом и Венерой ли взойдет
                     Она звездою, - солнце утеряет
                     Свой блеск, узрев, как жадно обступает
                     Ее блаженных духов хоровод;

                     Четвертую ли сферу над главою
                     Она увидит, - в троице планет
                     Не будет ей подобных красотою;

                     На пятом небе ей приюта нет,
                     Но, выше взмыв, она затмит собою
                     Юпитера и звезд недвижных свет.




                   Чем ближе мой последний, смертный час,
                   Несчастий человеческих граница,
                   Тем легче, тем быстрее время мчится, -
                   Зачем же луч надежды не погас!

                   Внушаю мыслям: - Времени у нас
                   Не хватит о любви наговориться:
                   Земная тяжесть в землю возвратится,
                   И мы покой узнаем в первый раз.

                   В небытие, как плоть, надежда канет,
                   И ненависть и страх, и смех и слезы
                   Одновременно свой окончат век,

                   И нам при этом очевидно станет,
                   Как часто вводят в заблужденье грезы,
                   Как может в призрак верить человек.




                    Уже заря румянила восток,
                    А свет звезды, что немила Юноне,
                    Еще сиял на бледном небосклоне
                    Над полюсом, прекрасен и далек;

                    Уже старушка вздула огонек
                    И села прясть, согрев над ним ладони,
                    И, помня о неписаном законе,
                    Любовники прощались - вышел срок,

                    Когда моя надежда, увядая,
                    Не прежнею пришла ко мне дорогой,
                    Размытой болью и закрытой сном,

                    И как бы молвила, едва живая:
                    "Не падай духом, не смотри с тревогой.
                    Твой взор еще увидит жизнь в моем".




                    Коль скоро, Аполлон, прекрасный пыл
                    Досель в тебе не знает оскуденья
                    И золотые кудри от забвенья
                    Поныне ты любовно сохранил, -

                    От стужи, от других враждебных сил,
                    Что твоего трепещут появленья,
                    Защитой будь священного растенья,
                    Где цепкий клей, как видишь, не застыл.

                    Любовной грезой вдохновясь, как в пору,
                    Когда ты жил среди простого люда,
                    Прогнав туман, яви погожий день,

                    И чудо нашему предстанет взору:
                    Она сидит на травке - наше чудо,
                    Сама сплетая над собою сень.




                      Задумчивый, медлительный, шагаю
                      Пустынными полями одиноко;
                      В песок внимательно вперяя око,
                      След человека встретить избегаю.

                      Другой защиты от людей не знаю:
                      Их любопытство праздное жестоко,
                      Я ж, холоден к житейскому до срока,
                      Всем выдаю, как изнутри пылаю.

                      И ныне знают горы и долины,
                      Леса и воды, как сгорает странно
                      Вся жизнь моя, что недоступна взорам.

                      И пусть пути все дики, все пустынны,
                      Не скрыться мне: Амур здесь постоянно,
                      И нет исхода нашим разговорам.




                    Поверить бы, что смерть меня спасет
                    От злой любви, и не давать поруки,
                    Что на себя не наложу я руки
                    И не сложу любовных мыслей гнет!

                    Но знаю - это был бы переход
                    От слез к слезам, от муки к новой муке,
                    И, с жизнью приготовившись к разлуке,
                    Я - ни назад ни шагу, ни вперед.

                    Для роковой стрелы пора приспела,
                    И я ее за счастие почту,
                    Не сомневаясь в точности прицела.

                    О чем еще Любовь просить и ту,
                    Что для меня белил не пожалела?
                    И как пробить мольбами глухоту?




                    Нет, Орсо, не рекам, бегущим с гор,
                    Не веткам, что густую сень соткали,
                    И не туманам, застелившим дали,
                    И не озерам, не холмам в укор

                    Я начинаю